(495) 215-22-17
МЕНЮ
 
В вашей корзине нет билетов.
Состав корзины Оформить

в корзине нет билетов
 
В вашей корзине нет билетов.
Состав корзины Оформить

в корзине нет билетов

Спектакль Эмилия Галотти в театре Современник

К спикску
5
Билеты на спектакль Эмилия Галотти в театре Современник
Ограничение: 16+
Готхольд-Эфраим Лессинг
Режиссер - Габриэлла Туминайте
Художник - Адомас Яцовскис
(495) 215-22-17
заказ билетов по телефону

Купить билеты / Афиша Кто играет в спектакле

В пьесе Лессинга, основанной на реальном случае из римской истории, но перенесенной драматургом в современную ему Италию, гордый отец закалывает дочь, чтобы она не стала очередной жертвой принца, который воспылал к девушке такой страстью, что не остановился перед убийством ее жениха.

Постановщик проделал над текстом две простейшие операции. Во-первых, отсек от старомодной пьесы все лишнее и несущественное, сократив спектакль до часа с небольшим. А во-вторых, не то чтобы перенес действие драмы в наши дни, а просто освободил ее от примет времени – дворцовых интерьеров и пышных костюмов XVIII века. Михаэль Тальхаймер не жалует сценический реквизит: большинство спектаклей он помещает в пустые пространства, где никакие детали не отвлекают актеров и зрителей. "Эмилия Галотти" не стала исключением.

Артисты, одетые в простую современную одежду, разыгрывают трагедию Лессинга на пустой, обнесенной высокими деревянными стенами площадке, широкой у авансцены и сужающейся к заднику. Но "разыгрывают" в данном случае неправильное слово. Актеры Михаэля Тальхаймера не играют в привычном нам смысле, а ходят по сцене взад-вперед, словно по подиуму, и, остановившись у самой рампы, произносят длинные, витиеватые фразы Лессинга на одном дыхании, как скороговорку. Суть драмы тут раскрывается не в действии и не в тексте, а где-то между строк – в паузах, взглядах и скупых, лаконичных жестах. Актеры совершают минимум движений, и поэтому каждый поворот головы, каждое еле заметное движение руки у них наполнены смыслом и не ускользают от внимания зрителей, а уж долгий поцелуй или внезапная вспышка ярости после напряженной тишины и вовсе кажутся взрывами космической силы. При этом все жесты выверены и точны, как танцевальные па. В пьесе один из героев, камердинер принца, сравнивает затеянную ими интригу с танцем, где самое важное – не сбиться с такта. Михаэль Тальхаймер сделал эту метафору формообразующей. Его спектакль похож на какой-то причудливый менуэт, ритм которому задает музыка из "Любовного настроения" Вонга Кар-Вая.

Томительная и тягучая песня скрипки становится главной героиней и хозяйкой постановки. Кажется, что это она сводит с ума всех персонажей драмы и заставляет их страдать от любовной лихорадки. В отличие от пьесы Лессинга в спектакле главным виновником трагедии становится не интриган Маринелли, готовый исполнить малейшую прихоть своего повелителя и любыми путями добыть ему любовницу, а сама страсть, вспыхнувшая между героями. Причем, очевидно, что эта страсть взаимна. И хотя Эмилия Галотти, которую играет нездешняя, похожая на инопланетянку Регине Циммерман, не выражает свои чувства так открыто, как принц – некрасивый и мешковатый Свен Леман, но идет за ним, как загипнотизированная.

В финале не отец убивает дочь, а она сама уходит со сцены, держа в руках пистолет, который непременно выстрелит, ибо это невозможное напряжение страсти может разрешиться только смертью. Но вместо выстрела снова звучит вальс и на сцену выплывают кружащиеся пары в черном. Это второй за весь спектакль яркий, даже избыточный эффект. Первый был в самом начале: когда над неподвижной Эмилией Галотти проливается фейерверк, словно золотой дождь, в виде которого Зевс проник к запертой от любовников Данае.



Другие интересные события: